Описание

ВСТУПЛЕНИЕ............... ................ ................ ................ ................ ........5 ПРЕДИСЛОВИЕ............... ................ ................ ................ ................ ......8 ГЛАВА I. МИФ И СОВРЕМЕННЫЙ МИР............... ................ ................ .....12 ГЛАВА П. ЛУНА КАК СИМВОЛ ПЛОДОРОДИЯ............... ................ ............30 ГЛАВА III. ЛУНА В СОВРЕМЕННОЙ ЖИЗНИ............... ................ ..............38 ГЛАВА IV. РАННИЕ ОБРАЗЫ ЛУННОГО БОЖЕСТВА............... ................ ......48 ГЛАВА V. ЛУННЫЙ ЦИКЛ ЖЕНЩИНЫ............... ................ ................ ......64 ГЛАВА VI. ВНУТРЕННЕЕ ЗНАЧЕНИЕ ЛУННОГО ЦИКЛА............... ................ .73 ГЛАВА VII. ЛУННЫЙ ЧЕЛОВЕК............... ................ ................ ...............92 ГЛАВА VIII. МАТЬ ЛУНА............... ................ ................ ................ .......105 ГЛАВА IX. БОГИНЯ-ДЕВСТВЕННИЦА............... ................ ................ .......123 ГЛАВАХ. ЛУННЫЕ ЖРЕЦЫ И ЖРИЦЫ............... ................ ................ ....132 ГЛАВА XI. СВЯЩЕННЫЙ БРАК............... ................ ................ ...............148 ГЛАВА XII. ИШТАР............... ................ ................ ................ ..............158 ГЛАВА XIII. ИСИДА И ОСИРИС............... ................ ................ ..............171 ГЛАВА XIV. ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ СЫНА............... ................ ................193 ГЛАВА XV. ПЕРЕРОЖДЕНИЕ И БЕССМЕРТИЕ............... ................ .............207 ГЛАВА ХУ1.МЕНЯЮЩАЯСЯ ЛУНА............... ................ ................ ...........216 ГЛАВА XVII. ВДОХНОВЕНИЕ И САМОСТЬ............... ................ ................ ..229 ВСТУПЛЕНИЕ Зстер Хардинг, автор этой книги, врач и специалист по лечению психогенных заболеваний. Она — моя бывшая студентка и эта книга представляет собой попытку не только понимания современной психики, но и ее исторического фона. Для врача озабоченность историческими фактами на первый взгляд может показаться просто личным хобби, но для психотерапевта это в некотором смысле необходимая часть его психического инструментария. Интерес к первобытной психологии, фольклору, мифологии и сравнение истории религий открывает глаза на широкие горизонты человеческой психики и плюс к этому дает ту незаменимую помощь, которая так отчаянно нужна нам для понимания бессознательных процессов. Только когда мы видим, в какой форме и каком обличье появляются символы сна, являющиеся по-видимому уникальными, мы можем на самом деле понять, на что они указывают. Также, будучи оснащены этим обширным сравнительным материалом, мы можем достичь успеха в более точном понимании фактора, оказывающего решающее значение на психическую жизнь, а именно — архетипа. Конечно, этот термин призван обозначить не наследуемую идею, а скорее наследуемый способ психического функционирования, врожденный, согласно которому цыпленок вылупляется из яйца; птица вьет гнезда; осы жалят гусениц; угри находят свой путь на Бермуды. Другими словами, это «паттерн поведения». Этот аспект архетипа — биологический, и это область интереса научной психологии. Но когда смотришь изнутри, из реалий субъективной психики, картина сразу меняется. Здесь архетипы представляются нуминозными, что проявляется в опыте фундаментальной важности. Всякий раз, когда они облекаются в адекватные символы, они поразительным образом захватывают человека, создавая состояние «глубокой затронутости», последствия которого невозможно измерить. По этой причине архетипы так важны для психологии религии. Все религии и все метафизические концепции опираются на архетипические основы, и в той степени, в какой мы способны исследовать их, мы добьемся успеха хотя бы в поверхностном взгляде на мировую историю и сможем слегка поднять вуаль мистерий, скрывающих смысл метафизических идей. Это происходит, поскольку метафизика, как психика или психология архетипа и ее догма (или учение) формулирует знание о сущности доминант, то есть о бессознательных «лейтмотивах» психических событий, преобладающих в ту эпоху. Архетип метафизичен потому, что он превосходит сознание. Книга доктора Хардинг предлагает попытку представить определенные архетипические основы фемининной психологии. Однако чтобы понять старания автора, нужно преодолеть предрассудок о том, что психология состоит просто из того, что об этом знают мистер Смит и миссис Джонс. Психика состоит не только из содержания сознания, которое, можно сказать, происходит от чувственных впечатлений, но также из идей, которые, кажется, опираются на определенные чувственные восприятия, модифицированные априорным путем, и на бессознательное существование формирующих элементов, т.е. на архетипы. Это понимание приводит нас к заключению, что одна часть психики может быть объяснена недавними событиями, но другая часть проникает в глубинные слои истории человечества. Если что и известно точно насчет природы неврозов, так это факт, что они основываются на первичном нарушении инстинктов или, по крайней мере, значительным образом влияют на инстинкты. История эволюции анатомии и инстинктов человека проникает далеко в геологические эпохи. Наше знание истории освещает только несколько поворотов дороги, протяженность которой может насчитывать сотни или тысячи миль. Однако даже это является помощью когда, как психотерапевты, мы должны скорректировать состояние нарушенных инстинктов. В этом смысле именно религиозные мифы исцеления обучают нас больше всего. На самом деле их можно рассматривать как системы психотерапии, поддерживающие наше понимание нарушений инстинктов, так как это не просто недавние данные, но то, что существовало с начала времен. Хотя некоторые типы заболеваний, особенно инфекционные, или, например, typhus antiquorum, исчезают, в то время, как новые появляются, все еще остаются такие, как туберкулез, не меняющиеся пять или десять тысяч лет. То же справедливо и для психических процессов. Таким образом в описании аномальных психических состояний древности мы можем распознать черты и связи, знакомые нам; и когда дело касается фантазий, лежащих под некоторыми психозами и неврозами, мы можем обнаружить наиболее яркие параллели им в древней и классической литературе. Какое-то время назад уже было обнаружено опытным путем, что некоторая одностороннесть сознания, другими словами, нарушение баланса, компенсируется бессознательной стороной. Эта компенсация происходит при помощи констелляций и подчеркивания материала, который нередко дополняет друг друга и предполагает архетипические формы выражения до такой степени, что fonction du rid, то есть правильное отношение к окружающему миру, нарушено. Когда, например, женщина развивает слишком маскулинную ориентацию — то, что может очень легко случиться, принимая во внимание социальную эмансипацию, происходящую в наши дни — бессознательное компенсирует эту одностороннесть симптоматической акцентуацией определенных фемининных тенденций. Этот процесс компенсации происходит в личной сфере до тех пор, пока жизненные интересы личности не нарушаются. Однако когда происходят более глубокие нарушения, как, например, при потере контакта с маскулинным партнером из-за принуждения всегда быть правым, тогда на внутренней сцене появляются архетипические фигуры. Такие трудности довольно часты, и по достижении патологической стадии могут быть исправлены только психотерапевтическими методами. Поэтому аналитическая психология долгое время стремилась наиболее широко узнать архетипические концепции и связи, появляющиеся в бессознательном, чтобы иметь возможность понять природу архетипической компенсации в каждом конкретном случае. Доктор Хардинг в дополнение к своей профессиональной работе посвятила всю себя значительным и требующим больших усилий попыткам ясной и систематической компиляции архетипического материала фемининной компенсации. Это исследование ценно и важно, но не только для специалиста, а также для образованных неспециалистов — тех, кто заинтересован в психологии, основанной на опыте жизни и понимания людей. Наше время, для которого характерна необычайная философская дезориентация по отношению к базовым концепциям жизни нуждается, кроме всего прочего, в большой психологической проницательности, чтобы дать определение ens humanum. К. Г. Юнг, Кюснахт-Цюрих